Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Я знал когда и отчего я умру. Знал еще до своего рождения, до первого удара сердца, до первого вздоха. Знал и подчинил всю свою жизнь этому моменту.
Тысячу и один раз я говорил с людьми, но никто из них не знал о своей смерти, или они забыли об этом.
Но я не забыл. Каждый мой шаг был шагом к смерти, каждое слово – последним.
Страха к смерти я не испытывал, я был предопределен к ней.
Все, что я вам расскажу, будет историей моей смерти.

Мир – это взгляд человека на смерть. Взгляд – это смерть мира. Смерть – мир взглядов. Мир смерти – взгляд, смерть взгляда – мир.

Движение вперед - это всегда возврат к изначальному. Рождаясь – мы умираем, умирая – рождаемся. Зная – мы идем, а идем – не зная.

Тысяча ситуаций предстают передо мной каждый миг. И каждый миг я выбираю лишь одну. Правильно я сделал или нет, останется неизвестным, потому, что миг уходит вместе с нашим выбором.

Но все это – слова, и в силу моей профессии бросаться словами – терять силу.

Еще до того, как я начал понимать слова, я овладел искусством укрощать магию Слова. И поэтому каждое сказанное мной слово было действием осознанным и предопределенным.

Я прошел тридцать лет своей жизни и за все эти годы воспользовался словом лишь однажды. Слово, которое я произнес, было нейтральным, и потому я не нарушил гармонию вселенной.




Это был первый шаг к моей смерти.

Сейчас мной уже сказано более сотни слов, и эти слова несли в мир не только гибель, но и созидание.

Я повинен в более чем сотне происшествий, и каждое из них связывало меня все сильнее со своей смертью.

Я осознаю это.

Мне осталось произнести еще тридцать восемь слов, и тогда под моими ногами разверзнется пропасть.

Я готов. Когда понадобится мое слово, я произнесу его.

Будьте бдительны. Каждое слово должно быть не только сказано, но и услышано.

Я жду и моя смерть ждет вместе со мной.


(23.04.05г.)

(с) Алишер Гаффаров

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

ЗАПИСКИ ПУДЕЛЯ.

По гороскопу я телец. Черт  его знает ,что это означает ,но эти на двух ногах говорят ,что хороший знак ,когда я появляюсь в доме ,то у них решаются все проблемы .Еще бы ,ведь я сразу беру все  под свой контроль. Ну так вот .В этом доме я появился совсем маленьким ,можно сказать , меня оторвали от материнской груди. Этого им показалось мало, меня сразу начали стричь, чтобы убедиться пудель я или нет. Убедившись, что я чистокровный меня посадили в какую-то огромную машину (марку я сейчас уже не припомню) и повезли знакомить с их стаей .Как вспомню, так вздрогну .Эти люди ,на двух ногах, что у них творилось в доме ,чего там только не было :Во-первых  их самих несколько штук ,а потом еще какая-то шавка ,ну эту я сразу прибрал к рукам. А самое противное ,вы даже себе представить не можете –кот .Самый настоящий дворовой кот ,и имя у него собачье :Рекс .Так вот с Рексом  нужно было решать быстро ,иначе он бы захватил власть .Не посмотрев ,что по размеру я был как маленькая игрушка ,я сразу доказал ,кто теперь будет хозяин. Только неудачка  вышла с едой ,уж больно хотелось молока ,а тут лежит этот человек большой и толстый, а кличка у него дурацкая "Воробей",да тут целая гора ,а не "Воробей"Так я на него взобрался(он весь в шерсти),ну прямо ,как моя мама и вроде груди есть. Попытался  попить ,так он как затрясется и заорет :Снимите его ,снимите! И давай хохотать .А чего смешного? Не пойму .Странные они какие-то эти люди.

В доме все было настроено против меня: диваны высокие, на стулья не залезешь ,ступеньки кошмарные ,а главное эти двуногие ,смотрят на меня и хохочут. Просто жуть .Я  решил заняться спортом ,ведь выживает сильнейший .Для начала ,путем подтяжек на передних лапах я научился забираться на диван ,потом одолел эти проклятые ступеньки .Я же не мог допустить ,чтобы меня ,как игрушку таскали на руках .,Это еще ничего ,только на улице старые бабки все спрашивали у Стриженой:"Вы ,что гуляете просто с поводком?"- "С каким к черту поводком? Вот он я! Сейчас встану на две передние ноги и пописаю, тогда увидите!.А они опять ржут ,ну просто как кони. Откуда у меня это выражение? Наверно слышал от мамы? Или папа ,так говорил ,когда приходил к нам в гости? Не важно.

Прийдешь  после прогулки уставший, замученный, а тебя начинают мыть -это еще ничего, так у них есть какая-та мерзкая девчонка, которая позволяет себя все, что угодно .Видимо она за главную, ну это мы еще посмотрим. Так она берет и брызгает меня какой-то человечьей  жидкостью- духи называется. Вонище  неимоверное.  Я собрался с духом и как плюну! Думал, испугается. Так нет. Эта девчонка начала громко смеяться и целовать меня, целовать. Ну , кто же, я вас спрашиваю, может вытерпеть все эти телячьи нежности.? А тут и вся стая подвалила. Хохочут ,улюлюкают .Куда это я попал? Вдруг эта с короткой стрижкой, наверно думает, что самая красивая, все время ласкается с зеркалом, тьфу! Изрекает ласковым таким голоском:"Сдавайся!"- Я чистокровный пудель ,а не какая-то дворовая!. Что я не знаю, что делать? Зачем проверять ?.Сейчас я вам покажу класс. Ложусь на спину и прижимаю к себе лапки. Ну что ? Получили? Не надо оваций, не надо. Сам знаю, еще не то будет, посмотрите .А тут  еще они выдумали себе проблему. Меня ,оказывается ,продали за деньги .Сейчас объясню ,что это такое .Это какие-то бумажки ,которые одни постоянно отдают ,а другие получают .Так за меня дали тысячу этими бумажками. Интересно ,сколько это будет в кусочках колбасы? Наверно много ,очень много. Ну я отвлекся .Этим, которые дали бумажки ,то есть моим теперешним домочадцам, пообещали, что я вырасту серым и карликовым. Недождетесь ! Каким хочу, таким и вырасту .Пожалуйста, получите .Я средний. А расцветка? Не вам выбирать. Честно скажу .Перепробовал несколько цветов ,остановился на неярко белом. По-моему очень даже неплохо .Они же не зря все время орут от восторга:"Белая собачка ,белая собачка!" Иногда подхожу к этому самому зеркалу ,чтобы проверить,кого это мне все время рекомендуют посмотреть .Есть что-ли  еще одна "Белая собачка"? Этих людей очень трудно понять. Мама была права ,когда говорила ,что они глупые. Но ничего не поделаешь ,может со временем поумнеют, хотя сомневаюсь.

Должен отметить, что и шавка и кот оказались не такими уж и мерзкими, конечно не чета мне ,но все-таки компания. Эта со стрижкой все время тоже жалуется на недостаток общения. Бедняга, это же какой породы должны быть двуногие, чтобы ей понравиться? Боюсь такую еще не вывели .Вот она и сидит и пристает ко мне все время. Хотя какая она мне компания? Я- пудель .А она кто? Видно ей платят эти самые бумажки ,чтобы меня мыла ,кормила ,причесывала ,а может все-таки за колбасу? Ничего себе! Вот это повезло !Что-то я расфантазировался, насчет колбасы. Пойду на кухню ,проверю обстановку .Тихо .Ладно буду рассказывать дальше .Ой! черт ,Муха! Сейчас я тебя!.Улетела, сволочь. Так на чем я остановился? Да немного о  шавке. У нее есть привычка скидывать постель на пол ,видимо свои счеты со Стриженой. Я не вдавался в подробности, но правда должна восторжествовать. Я пошел и показал всем двуногим ,что это она сделала. Как они обрадовались! Опять начали смеяться, мне сказали ,что я Павлик Морозов, только непонятно :это похвала или как? Кто такой этот Павлик Морозов, может тоже пудель? Надо спросить у Рекса ,этот уличный проходимец с собачим именем наверняка знает .Вообще-то мне здесь неплохо ,у меня есть игра: я засовываю игрушку под тумбочку и девчонка должна ее достать .Игра ,как игра только люди просто так ничего не делают .Вот она и пристает:"Скажи мама! Скажи мама!" Ну  мне не трудно ,пожалуйста:"Мэм!" Что тут начинается ,просто уму непостижимо ,никакой гордости .Девчонка становится на четвереньки ,и достает мне все, что я запихал под тумбочку. Вот, что значит мое слово! А она продолжает приставать со своими поцелуями и объятиями просто сил нету .Надо молчать. Этот ихний гора по кличке Воробей вроде умнее всех. Он говорит, что молчание- золото - так и есть .Слава богу оставила меня в покое .Это где же такое видано серьезного пуделя таскать ,как игрушку на руках .О, вот опять зовут. Сделать вид, что не слышу? Надоели!  Что я им Фигаро здесь, Фигаро там? У меня еще куча дел. И блоха докучает. Пойду, посмотрю, чего им нужно. Все-таки у них совсем не плохо. Колбасу дают…

28августа2010год.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

МАЛЕНЬКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ В БОЛЬШОЙ ЕВРОПЕ.

По мере того ,как  заканчивались каникулы у меня закрадывалось подозрение ,что их вообще не было. И чем ближе было начало учебного года ,тем больше я в этом убеждалась .В итоге ,к первому сентября я была твердо уверена ,что из классов вообще не выходила .Не успев погрязнуть в привычной мышиной возне ,подоспели традиционные осенние праздники ,которые в этом году выпали сразу через неделю ,после начала занятий .Как говорил великий Станиславский:"Театр начинается с вешалки."Так и я пришла к выводу, что путешествие начинается с поездки в аэропорт .На этот раз я ,вернее  мы поехали в Европу ,а точнее в Бельгию и Голландию .Доехав до железнодорожной станции ,мы дождались поезда и загрузились в него Вдруг я услышала душераздирающий крик"Я оставил рюкзак на скамейке".Выскочив из поезда ,Илья побежал к скамейке и схватил рюкзак. Поезд ,тем временем начал движение .Я быстро встала и попыталась задержать закрывающиеся двери ,короче легла грудью на амбразуру .Все-таки есть женщины в русских селеньях ,несмотря на то, что почти все они переехали жить в Израиль .Поезд остановился ,Илья вскочил на подножку, волоча за собой рюкзак ,который покорно болтался на плечах, обещая больше так не делать.

Приехав в аэропорт ,я сразу почувствовала запах свободы .Надо сказать ,что аэропорт действует на меня магически .Я тут же забываю все подробности своей жизни ,включая анкетные данные ,такие как :возраст ,имя ,фамилию и место жительства .Я моментально превращаюсь в гражданина Вселенной ,и мне это очень к лицу .Илья спросил"Откуда ты знаешь?:".Но ведь это аксиома Знаю и все. Пройдя регистрацию и все необходимые формальности мы поднялись на трап самолета .Благополучно нашли свои места ,и  начали располагаться .Рядом со мной образовалась женщина огромных размеров ,необыкновенно шумная и очень подвижная .Она все время садилась и вставала ,что-то складывала и тут же распаковывала ,при этом все время норовя сесть на меня .Я начала себе напоминать затравленного зверька ,и мысленно приказывала ей сделать одно из двух: Или сесть и больше никогда не вставать ,или встать и простоять до конца полета не шевелясь .Мои молитвы были услышаны :Самолет находился в воздухе примерно час, когда ей пришло в голову наконец сесть и начать знакомиться с нами. Выдержав и это ,мы получили вознаграждение Всевышнего: Она заснула. И проснулась только к моменту приземления .Это было нашим спасением .На огромной скорости мы бросились из самолета ,быстро получили багаж и смылись из аэропорта .Перед нами возник Брюссель ,собственной персоной .Было раннее утро .Погода  разрешила говорить о себе в превосходной степени .Мелко моросил дождь, как бы проверяя ,какое впечатление он производит .Листья ,понемножку желтея ,осторожно падали на землю .Мы решили для начала пойти в центр города и заказать обзорную экскурсию .В центре города каждые двадцать минут ездят двухэтажные автобусы с полутрочасовой  обзорной экскурсией. Мы решили ,что можем тоже присоединиться. Купив билеты ,мы поднялись на второй этаж и приготовились смотреть и слушать. Вдруг автобус дернулся и понесся ,как бешеный не останавливаясь даже на красный свет .Мы начали болтаться по салону, как  рассыпанная по полу картошка .Водитель беспрерывно всем сигналил, пытался задавить пешехода, а в наушниках в этот момент звучала классическая музыка и приятный баритон вежливо сообщал:"Площадь Справедливости была  построена …" Но нас это уже не интересовало ,мы приникли к окнам и вместе со всеми туристами ,находившимися в автобусе начали следить за дорогой .У меня сложилось впечатление ,что водитель был с Сицилии ,принадлежал  к "Коза Ностре" и, взяв туристов он просто пытался скрыться от всевидящих глаз своих сотоварищей-мафиози. Наконец эта пытка закончилась. Мы влетели на тротуар  .Неуверенной походкой вышли из автобуса ,радуясь ,что земля устойчивая и никуда не едет .Водитель был очень доволен собой и действительно оказался итальянцем. Он прощался с туристами на всех языках, которые знал ,при этом его лицо озаряла счастливая улыбка .Так незаметно подкрался вечер и мы поехали в гостиницу .Гостиница была средней паршивости ,но нам ,после бессонной ночи, четырех часов полета и всех остальных впечатлений за день было уже все равно .Добравшись до кроватей ,которые стояли одна, возле другой ,на расстоянии вытянутой руки, мы пожелали друг другу спокойной ночи .Буквально через минуту  в комнате раздался богатырский храп Ильи .Мебель задвигалась, занавески трусливо задрожали .Я поняла: Спать  сегодня мне не суждено.Вытянув руку, я дернула Илью за одеяло ,в этот момент в комнате неожиданно включился свет .На минуту стало тихо. Я начала искать выключатель .Не найдя его ,я боднула подушку, пытаясь залезть под нее -свет выключился. В этот момент я вновь услышала храп .Вытянув руку ,я дернула одеяло Ильи .Храп прекратился ,но снова включился свет. Не найдя выключатель я снова забралась под подушку-свет погас .После восьмого раза я вскочила ,и понимая ,что сейчас кого-нибудь убью ,обнаружила ,что выключатель находился на спинке кровати. И все время ,вертясь я его то включала, то выключала сама ,собственной головой ,без посторонней помощи .Измученная таким открытием я неожиданно для себя провалилась в глубокий сон .Наутро ,по плану было посещения города Брюгге .Взяв все необходимое мы сели в машину и поехали .Без приключений добравшись до города ,нам удалось узнать ,что между 7и 9 веками на берегах реки Цвин  возникло небольшое поселение"Бруггла" .Город рос вокруг крепости "Бург ".Через короткое время ,благодаря выходу в море он превратился в важный морской порт. Сюда на постоянное место жительство переселились даже Графы Фландрские(которые и являются основателями поселения). Вот такая история ,но это еще не все .Одной из достопримечательностью города является Рыночная площадь. На этой площади вершились все дела: Рыцари получали свои титулы, здесь же обсуждались все важные события и отсюда уходили сражаться за свободу .Также в городе находится "Озеро любви",прийдя на которое, тут же возникает желание обнять весь мир и ты понимаешь ,что любишь и любим .Фотографии, сделанные на этом озере выглядят очень романтично .На самом деле в городе Брюгге очень много интересных мест ,всего описать невозможно, получится путеводитель по городу .,Просто сюда нужно приехать и все прочувствовать самому .Переполнившись положительными эмоциями ,мы продолжили свой путь .На этот раз нам предстояли переехать из Бельгии в Голландию .По дороге я полностью слилась с природой. Я летала вместе с птицами ,паслась с коровами ,крутилась ветряной мельницей .Мои фантазии ,как всегда прервал Илья ,спросив ,или я по карте смогу найти дорогу А59.Тут же вернувшись на землю я ответила ,что вместо карты согласна бежать или за машиной или впереди нее .Пришлось остановить машину и самому найти нужную дорогу .Мы приближались к Амстердаму .Город красных фонарей обрушился на нас изобилием велосипедистов. Со стороны все это выглядело ,как гигантский ,шумный муравейник .На велосипедах ездили все :от мала до велика ,включая домашних животных в специальных сумках .Город был основан в 17 веке .Словно паутина он расположился в  старинной средневековой гавани .Амстердам –это город ,в котором слились воедино высокая культура и городская суматоха .Здесь Дворцы 17 века соседствуют с уютными барами ,наполненными сигаретным дымом .Здесь в каждом доме из-за того ,что лестничные клетки очень узкие есть приспособления для поднятия груза снаружи .Поэтому если вы купили мебель вы ее должны занести через окно .Очень впечатляет площадь Дам ,где с утра до вечера кипит бурная жизнь .Здесь же неподалеку расположен музей средневековых пыток и ",Башня слез" .Провожая моряков , жены плакали возле этой башни .В связи с этим и название .Да что говорить .Здесь расположен музей  Рембрандта ,и в конце концов Амстердам-Родина Ван Гога.

За несколько дней путешествия мы очень прижились в Европе .И провожая нас, дождь, не стесняясь плакал ,размазывая слезы по земле. Праздники пролетели очень быстро ,а с ними заканчивалось наше путешествие. Нужно было собираться в обратную дорогу .Снова аэропорт ,формальности ,прощальный взгляд на старушку Европу ,которая ,несмотря на свой преклонный возраст очень мила .Самолет взмывает в воздух .Я не прощаюсь ,я говорю"До свидания"

Приземлившись ,я тут же обнаруживаю себя на работе .Бегом несясь по коридору школы, пытаюсь стереть с себя беспечную улыбку и отогнать Свободу ,которая все эти дни безотрывно таскалась за мной .Перед дверью в класс я на секунду останавливаюсь, чтобы перевести дыхание .Взяв побольше воздуха  произношу:"Так на чем мы с вами остановились?"…

 

14 сентября 2010 года

Масюта.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Холодный перевал

С неба спускались два параллельно друг-другу

 толщиной с голень ноги каната…

Голова Л.С.

 

Дик смотрел на голубое серое небо… Плыли облачные силуэты. Вроде близкие… Но все дальше и дальше… Зачем он так пялился… И что должно было произойти. Сложный вопрос. Но череда не ответов была такой длинной. Что Дик привык повиноваться сиюминутным импульсам. И поэтому он уверенно ждал чуда…

Хлоп…

Что-то лопнуло там далеко за горизонтом. Небо раскрылось.

- Предположительно пойдет дождь…

Но не тут-то было… Вместо ожидаемых капель дождя… Вниз начали спускать длинные с виду грубые канатные веревки… В метрах ста от Дика…

И когда уже стало казаться, что они коснуться земли…

Мелькнула идея, подбежать и дернуть за концы…

И только Дик сделал поспешный шаг вперед… Веревки резко дернулись… И стремительно понеслись обратно за горизонт…

- Ну надо же…

Дик оторопело смотрел вверх…

- Вставай.

Аня дергала его за локоть…

- Опять всю ночь читал свои книги…

Дик открыл глаза. Посмотрел раздражающим взглядом еще не проснувшегося человека на жену. И пересохшими губами прошипел…

- Еще минутку…

Но та… Судя по всему ждать не собиралась. И поэтому резко хлопнув дверью исчезла…

Дик полежав еще пять минут. Убедившись по тишине, что дома точно никого нет… Медленно привстал. Протер глаза…

И подошел к письменному столу.

На котором действительно лежало куча всякой литературы для непонимающего обывателя. Но для Дика там было нечто.

Не так давно он раскрыл тайну. Есть то. Куда добравшись. Ты получаешь. То самое.

Дик никак не мог понять что. И как будет добираться. Но одно он узнал точно - существующая реальность его не устраивает.

И именно поэтому он вот уже месяц не спит по ночам…

Горизонт снова как будто дышал…

Может, сегодня как раз случится…

О чудо…

У Дика аж приятно закололо внизу живота…

Веревки…

Снова появились. И даже стали опускаться.

Но…

К концам было привязано.

Тело человека…

Еще на двадцать метров.

Тупой стук. Тело упало.

Но не как мягкая туша. А как твердая материя.

Веревки мигом поднялись обратно…

Дик подошел к телу. Это был холодный труп человека…

- Я знаю…Мы читали Ваши роботы. Но это фантастика. Такого не может быть. С чего вы решили. Другая реальность. Да где вы такое встречали. И зачем человеку достигать такой мощи… Товарищ, угомонитесь и лучше присмотрите за домом, семьей …

Дик закрыл дверь. Конечно было обидно. Немного горько. Столько потрачено сил. И никакой оценки. Точнее только критика. При чем не та, от которой хочется еще больше работать. Неконструктивная. Просто глупая, загнанная в рамки. Не верю.

На холодном перевале…

Было сыро.
Резкий мороз пробивался сквозь кожу.

Голод. Вообще все физические потребности. И ни одна не удовлетворена. Чувствуешь себя опустившимся человеком.

- Мы знаем, что вы о нас узнали. Но вы не один. Принимайте решение, или пойдете к нам, но все те жертвы, которые вы видели – станут реальностью для тех, кто останется… Но учтите, если решите перейти через перевал. И окажитесь не тем, кого мы принимаем… Вы станете одним из тех, кого вы уже видели… И цепь событий продолжится… Или вернетесь к себе… Для этого – ничего делать не надо… Вы проснетесь… Откроете глаза… И жизнь станет прежней…

Наступило утро…

И миллиарды людей проснулись…

Автор Голова Лилия

http://facebook.com/golovapr

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

 

Четыре сигареты

Новый любовник оказался глупее и жаднее прежнего, но это не особо смущало. Она вертела им как хотела. Кстати, из-за дурацкой ссоры и произошла встреча, которая долго согревала сердце.

По пути с загородной базы, вообразив, что может её воспитывать, бойфренд вдруг капризно надул губы и потребовал, чтоб она бросила курить. Слово за слово и пачка оказалась на дороге. Она пришла в такую ярость, что незадачливый Казанова поверил, что «дорогая любимая» и впрямь готова отказаться от его незамысловатых интимных услуг, на всё плюнуть и пешком добираться до города. Поэтому они свернули в ближайшую деревню за сигаретами.

Магазин как назло не работал и вокруг ни души. Бойфренд отправился на поиски хоть кого-нибудь, а она осталась у машины. И тут на противоположном конце улицы появился какой-то человек. При одном взгляде на его фигуру отчего-то ёкнуло сердце, хотя он был ещё далеко, и трудно было определить возраст и черты лица. Через несколько минут поймала себя на том, что смотрит на него во все глаза и нетерпеливо ждёт, когда он подойдёт ближе. Сердито притопнула на себя ногой и отвернулась. Мужчина же подошёл к магазину, подёргал ручку. Закрыто. Боковым зрением видела, как он неторопливо оглядел её и повернулся, чтоб идти обратно. Из упрямства не желая даже смотреть в его сторону –- она вдруг обернулась:

-- Извините, вы не курите? Не угостите сигаретой? А то мои закончились, а магазин закрыт.

Безошибочно определяя мужской возраст, тут она растерялась. То ли пятьдесят, а то ли все семьдесят? Старик! Отчего же так сердце зашлось? Он бросил взгляд на иномарку, возле которой стояла и потянулся в карман, иронично пояснил:

-- У меня только «Прима». Вы такие наверно не курите.

Встретилась с ним глазами и сердце захолонуло! Льдинки серых глаз насквозь прошили.

-- Пусть «Прима».

Он вытянул из пачки четыре сигареты, протянул ей.

-- Зачем так много?!. Спасибо! А как вас зовут?

-- Зачем вам? – не очень приветливо буркнул он.

–  Буду в этих краях – верну.

Он недоверчиво усмехнулся.

-- Правда, верну!

-- Александр Иваныч. – Назвался он. -- В предпоследнем доме живу, вон там, – показал рукой.

-- А хозяйку вашу как зовут? А то я нагряну неожиданно…

-- Нет у меня хозяйки. – Повернулся и пошёл восвояси.

Как домой доехала не помнила, так как всю дорогу пыталась понять, что же произошло. Потом всю неделю с нетерпением ждала выходных, но из упрямства никуда не поехала. Зато в следующую субботу увязалась с Тамаркой в деревню, в гости к её родителям. А по пути уговорила подругу заехать к Александру Иванычу. Та, не задавая вопросов, согласилась сделать крюк – надо, значит надо.

Дом нашли быстро. Он поразил ветхостью, хотя заметно было, что хозяин старается его обиходить. Новое крылечко, подкрашенные оконные рамы. Из подворотни на них разлаялась собачонка, а вскоре вышел и хозяин. Конечно, он её узнал! И удивился, что приехала. Пригласил войти. А она так разволновалась, засуетилась, доставая из недр Тамаркиной машины сумку с гостинцами…

Опомнилась лишь за столом в просторной кухне, когда помешивала ложечкой чай в большом бокале. И до того ей в ту секунду было тепло и уютно там! Будто старый дом как живое существо обнял тихо за плечи, обдав теплом, и обласкал особенным, свойственным только таким – «своим домам» запахом. И немудрёная обстановка: стол, за которым сидела, умывальник, печка, всё показалось родным,  знакомым с детства.

Разговор шёл без натуги, хотя трещала больше Тамарка, да и гостинцы пришлись кстати. И две упаковки «Примы», и водка – всегдашняя российская валюта, а особенно целый пакет пирожков и беляшей, старательно закутанных в полотенце, а посему не успевших остыть. За разговорами мелькнул час. Пора бы уж и честь знать, до Тамаркиных родителей как-никак ещё сорок километров ехать…

Вот собрались уже, попрощались, сели в машину, поехали. Но через двадцать метров попросила подругу остановиться. Схватила сумку в охапку и выпрыгнула из машины.

-- Ты куда?

-- Не могу я уехать! Подожди минут пятнадцать, и если не вернусь, то забери меня завтра на обратном пути. Ладно?

-- Ладно. – Тамарка озадаченно смотрела ей вслед.

А он, проводив гостей, собрал посуду в таз, но мыть не стал. Сел на табурет, закурил. Надо же! Приехала! А ведь она не такая, какой увидел её в первый раз. И горчинка в глазах, будто полынь. Эх, убрать бы с неё эти бестолковые побрякушки, да брючки глуповато-короткие (ну, чисто подстреленная!), да одеть в нормальное платье. Платок на волосы, чтоб непослушная прядка непременно выбивалась. Ей бы пошло… Он усмехнулся своим мыслям. О чём размечтался!!! Ей всё это забава – в человечность поиграть захотелось. Вот и примчалась, побыть немножко доброй и щедрой, чтоб, вернувшись в привычный круг, думать о своей близости к «народу». Мол, помню, откуда вышла… Лариса-чайка, птица вольная!..

Хлопнула калитка. Кто бы это? Она вошла и остановилась на пороге кухни, неловко прислонившись плечом к косяку.

-- Не прогоните?

-- Нет. – Он неловко поднялся, хрустнув больным коленом.

-- Можно я погощу у вас, до завтра?

-- Гости.

Сперва посуду мыли, потом баню для неё истопил. Пока мылась, постель ей приготовил в бывшей материной комнатке. Только она не пригодилась –  так и проговорили всю ночь на кухне под чаёк. И выглянула из-под внешности дорогой городской стервы родная и понятная, не очень счастливая женщина. Может от внезапной искренности её, а может от того, что, раскрасневшаяся после бани, завернулась неприхотливо в оставшийся от матери халатик, и сидела напротив – такая, какая есть! – полилось и у него из души всякое-разное, вопреки всегдашней привычке не доверять никому. А она слушала, не шевелясь, впитывая его слова, как земля впитывает влагу, и ничуть не удивлялась – именно что-то такое и предполагала?

Поселился он и впрямь здесь недавно. Отставной военный, помотавшийся вдоволь по миру. Как-то так взял и решил осесть в родном доме, в деревне, в которой вырос. Была у него когда-то семья…. Но за годы, что пропадал в горячих точках, жена, растившая сына в одиночку, да и он – оба изменились. Когда вышел в отставку, пожил дома, вник в семейную обстановку, и многое ему не понравилось. Попытался исправить, да видно слишком резко – ссоры начались. Тогда сгоряча плюнул на всё и вновь уехал. На сей раз в Приднестровье. Там и получил ранение. Жена примчалась. Из госпиталя на родину увезла. Всех, кого могла, на уши поставила. Два года его хирурги по частям собирали. Она, как положено, ухаживала, ночами возле него дежурила, но это ничуть не сблизило. Наоборот, пришло осознание, что они друг другу совсем чужие люди. В результате, когда окончательно поправился, подали на развод. Квартиру делить не стали. Он ушёл в общагу. Жил как-то, сыну помог своими связями…

А этой весной мать умерла. После похорон перебирал старые фотографии, и подумалось вдруг, что в городе его уже давно ничего не держит. Пенсия у него, по сравнению с другими, нормальная. Чем за общагу платить, лучше в родном доме – на свежем воздухе. Опять же, в деревне всегда есть чем заняться.

Она слушала его, наскучавшего по обыкновенному женскому вниманию, и ловила себя на мыслях, что тоже одинока, что её в огромной квартире, в центре города, держит только Димка. Но вот смогла бы она так всё бросить и уехать в деревню, как он? Огород, куры – это не для неё. Хотя…

После этой поездки что-то в ней переменилось. Нет, внешне всё шло как обычно. Разве что в душе поселилось нечто такое, чему названия придумать не смогла. Хотела вскоре снова навестить Александра Иваныча, но… не вышло.

Жизнь стала разваливаться на куски!

Началось с того, что её вызвали в техникум, где учился Димка, спросили, почему сын не посещает занятия. Пробовала с Димкой говорить, но он упорно отмалчивался. Хуже того, стал приходить домой пьяным. Достучаться до него не представлялось возможным! Когда же отчим с ним заговорил, в свойственной ему небрежной манере – Димка взорвался! Да так, что её затрясло. Это не могло происходить с ней!.. Это не её Дима, не её мальчик… Но он продолжал кричать, выплёскивая на Сергея лютую ненависть. А тот лишь бросил презрительно своё: «Ну-ну!», и ушёл смотреть телевизор. Хлопнула дверь.

И она, едва оправившись от шока, металась весь вечер от телефона к окну в полном отчаянии, не зная, что предпринять! Упустила-а!!! Упустила и сына, и жизнь свою! Променяла на внешнее благополучие – сытость в постылых хоромах. Без любви, без уважения. И что бы она не делала, каких бы успехов ни добилась, Сергея, с его чувством превосходства, пробить было невозможно. Он всегда подавлял. Всех! Но ей приходилось легче, чем Димке. Она – взрослая, уверенная в себе женщина, а Димка – был ребёнок! Каково же ему было соперничать с таким монстром, навсегда отнявшим у него мать! А теперь он вырос и может не скрывать свою ненависть. Господи! Сердце сжалось от догадки. А ведь то Димкино глупое заявление в военкомат с просьбой отправить его добровольцем в Чечню было последней попыткой обратить на себя внимание! А она… Как же она ненавидела сейчас Сергея! За хвастовство, за жестокость, за равнодушие к людям, способность ради достижения цели идти по головам!... А ведь именно это ей когда-то нравилось в нём! Она тогда называла это целеустремлённостью, не предполагая, что он так же пройдётся и по ней. Захотелось выложить ему прямо сейчас всё, что накипело, но, решительно открыв дверь в комнату, натолкнулась на его надменный взгляд, мол, –  ну, что ещё? Постояла несколько секунд и ушла. Бесполезно. Бесполезно и поздно.

Последующие месяцы показались ей долгим тягучим кошмаром.

Димку арестовали за грабёж, потом судили.

Билась как рыба в сетях, но ничего изменить не смогла! Сергей отказался ей помогать, а вскоре и вовсе ушёл, оставив её в огромной пятикомнатной квартире, за которую она не в состоянии была платить. Рвалась на части, высылая Димке в колонию передачи, работала на износ, но выбраться из долгов не получалось. Жила письмами его, ласковыми, полными нежности. Наконец, разрешили свидание с сыном. На это первое свидание летела, набрав две тяжеленные  сумки! Окрылённая надеждой вновь обрести свою кровиночку. Но, приехав… не узнала Димку. Как ни вглядывалась, никак не могла увидеть в нём черты того ясноглазого мальчика, которого когда-то качала на руках. Это был уже совсем очужевший, жёсткий и жестокий человек, который был вежлив лишь затем, чтоб не прекращался поток передач. Молод был, потому и врал не изощрённо. Может, и получалось бы врать, да видно чувствовал, как её коробит от фальши.

Вернулась от него полностью опустошённая – до звона в ушах! – и долго сидела в прокуренной кухне, кутаясь в наброшенный на плечи джемпер. Звонил телефон. Мать или Тамарка? Трубку не брала. Не могла никого слышать! Сердце давила такая мука! Может, поплакала, легче бы стало… Достала коньяк, и не утруждаясь поиском стакана, влила в себя чуть не полбутылки. Но это не помогло. Потом бродила до утра по квартире и не находила себе места. Махнуть бы на всё рукой – на эти квадратные метры, на ущемлённое самолюбие, и уехать куда-нибудь далеко! Но стоит уехать и обратного хода не будет. Куда потом? К маме? Сергей поселится здесь со своей… Даже тряпки грязной не отдаст. И тут её осенило – именно на это он и рассчитывает, оставив ей квартиру! Снимает жильё… Выживает её так! А ведь он не один зарабатывал всё это! И наверняка уже готов к разводу, то есть к тому, чтоб оставить её ни с чем! Она судорожно сглотнула. Как раньше не догадалась?! В панике кинулась складывать в сумку всё более или менее ценное – надо срочно увозить всё к маме! Из шкафа выдернула новую, ещё ни разу не надетую шубу, из шкатулки ссыпала в карман золото, хрустальную вазу завернула в дорогое вечернее платье… Набила сумку до отказа, пыхтя и чертыхаясь попыталась застегнуть и – сломала ноготь! И вот тут-то, плюхнувшись на диван, наконец, разревелась! В голос. Отпихнула сумку ногой. Зачем ей всё это?! Что стоит барахло, по сравнению с тем, что уже потеряла!!! Сына, её Димку, уже не вернуть, годы, потраченные на дешёвых любовников, не переписать… Ревела взахлёб, самозабвенно, долго…

Потом обнаружила вдруг, что слёзы высохли, а она сидит и смотрит в окно на поднимающееся из-за домов солнце, на тронутые рассветной позолотой облака, на верхушки деревьев, слегка колеблемые ветерком. На душе было пусто и странно спокойно. В очередной раз нужно начинать с нуля. Отдохнуть бы. Там, где никто ни о чём бы не спрашивал, не мучил сочувствием...  Куда податься? Перед кем можно не притворяться весёлой, успешной, довольной жизнью? И вспомнился ветхий домик в деревне и умные глаза полузнакомого человека.

На следующий день оформила отпуск, а ещё через день, вечером, уже шла по деревенской улице. В окнах дома горел свет, но дверь открыла незнакомая женщина.

-- Здравствуйте, я к Александру Иванычу.

-- А его нет. – Увидев её недоумение, женщина пояснила: -- Умер Александр Иваныч. Да вы проходите... Вот недавно только в морг увезли…А вы кто ему?

-- Племянница. А вы? – сердце сжалось в комок.

-- Соседка я… Коза у него осталась, на той неделе окотилась – кормить надо. Да курей с десяток… А родным даже не знаем куда сообщать! Ведь никто к нему не приезжал ни разу, а он говорил, что был женат. Вроде, сына как-то упоминал… Думала, может письма где лежат или записная книжка…

Лариса слушала её как сквозь сон, машинально прошла в кухню и присела на том самом месте, где и в первый раз. И тут опоздала!

-- …У нас семеро по лавкам. Кто будет хоронить? Ума не приложу!...

-- Я похороню. – перебила Лариса, -- Скажите, как его нашли?

-- В снегу нашли, в десяти метрах от дома. Уже замёрз… Знаете, он последнее время болями маялся, даже меня просил ему уколы обезболивающие делать…

Поговорив ещё немного, соседка ушла. Лариса, послушав её совета, подбросила в печку пару поленьев, поставила греться чайник. Вот и пригодятся деньги. А она ещё удивлялась себе – зачем столько берёт? Не на курорт ведь едет. И подумалось, что за судьба?! Отдать всего себя службе, ни семьи, ни дома не видеть, и – умереть под забором! Надо же! Страшно, наверное, замерзать в снегу!.. Зябко передёрнула плечами. Вот – приехала за утешением…

Сколько-то сидела ещё на кухне, согреваясь чаем, а потом нашла себе место на стареньком диванчике, и свернувшись калачиком, уснула. Проснулась под утро. Продрогла. И сразу вспомнился сон. Александр Иваныч приснился. В камуфляже, с рюкзаком.  Дотронулся до её плеча:

-- Ты не беспокойся, я в снег уже мёртвый упал. Сердце-то совсем хилое было…

-- Куда ты?

-- Солдат, он и в Африке солдат.-- махнул рукой и пошёл.

Странно! Очень странный сон! В потусторонние глупости она не верила, а вот поди ж ты… И потом до рассвета подпрыгивала у остывающей печки, пытаясь её растопить, и кляла свою городскую в этом деле бестолковость.

Прошли похороны, за ними поминки, но она домой не уехала. С помощью соседки кое-как научилась доить козу, которая страшно дичилась её и норовила боднуть. С курами было проще, хотя петух по-первости тоже вставал на защиту гарема, подпрыгивал и пытался клюнуть, так что в стайку приходилось входить с веником наперевес. С водой, слава богу, проблем не было, её из колодца качал насос, а вот с отоплением пришлось повозиться, пока приноровилась поддерживать тепло в доме. К собственному удивлению – справлялась! Если б кто хотя бы год назад, сказал ей, что она будет жить в деревне, да ещё и ухаживать за какой-то там живностью… Да засмеяла бы! Ни дня б не стала! А нынче… Какое-то умиротворение нашла в простых заботах. Даже роскошные ногти свои спилила, чтоб не мешали!

Пообвыкшись к новому своему бытию, задумалась – не может же она остаться здесь навсегда? Рано или поздно объявятся наследники. И занялась поиском документов. Неторопливо перебрала все вещи, из углов вымела пыль, отмыла пол. Наконец, добралась до книжного шкафа. И вот тут-то и наткнулась на документы, на тоненький альбом с фотографиями и ещё обнаружила три толстые тетрадки, стоявшие за книгами. В документах нашла адрес жены и места службы сына. Там же были записаны и телефоны.

Разложила найденное стопочками на столе и уже достала из сумки мобильник, чтоб позвонить, но, так и не собравшись с мыслями, как повести разговор, взяла в руки тетрадки. Поначалу приняла их за «гроссбухи», в каких, бывает, люди записывают свои расходы. Но, открыв, поняла, что это дневники. Собственно, дат там не было, да и записи велись стихийно. Скорее это были рассуждения о жизни, размышления, воспоминания, написанные не так давно. Но что это были за воспоминания! Начав читать, Лариса с головой погрузилась в них, с жадностью вбирая смысл неровных строк. Характер писавшего сразу проступил ярко, и чем дальше, тем отчётливей виделись его сила и неординарность. И тем внимательнее она вглядывалась в строки, силясь найти ответ – почему? Что же с ним произошло? Что надломило этого сильного человека, который при своём огромном боевом опыте и заслугах не нашёл себе иного применения, чем плотничать, а после и вовсе уехал в деревню? Он не был стариком! Всего-то старше её лет на десять-двенадцать! Но – что? Почему он опустился до нищего деревенского пенсионера?

С трудом оторвалась от записей, чтоб покормить живность, себе согрела чай и до утра читала и перечитывала, обдумывая то, что узнала. Кое-где плакала: над теми страницами, где он писал о смерти товарищей или о простых мирных людях, попавших в мясорубку войны… И о любви… Как он писал о любви! Скупо, но каждое слово имело вес. И чувствовалось, что даже резкие суждения верны. Во всяком случае, он имел на них право. Как жил этот человек! Сколько всего видел и перемолол в своей душе!..  А она? Какой ничтожной и пустой вдруг показалась вся её жизнь!.. Что она видела? Много всего, да ничего стоящего. Заныло где-то возле сердца – как поздно они встретились! Да повстречай она его лет десять назад!..  Она ушла на кухню и нервно закурила, неловко примостившись на краешке стула.

А – ничего бы не было! Мимо бы прошла. Как проходила мимо многих других – порядочных, упрямых, настоящих. Только так они и могли встретиться – случайно. И свели бы их четыре дешёвых сигаретки.

Весь следующий день она была под впечатлением. Занималась ставшей уже привычной работой, с остервенением чистила во дворе снег, чего-то там варила. Лишь вечером решилась взять в руки последнюю тетрадь…

…Ещё в госпитале ему стало понятно, что у жены кто-то есть, хотя не проронил об этом ни слова – это последняя ссора и его отъезд дали результат. Случись это раньше, он бы возмутился, но… прикованный к постели, очень нуждался в помощи. Да и что бы изменило выяснение отношений? Она не бросила бы его из чувства долга, хотя уже и телом и душой принадлежала другому. Поэтому принимал заботу, и скрипел во сне зубами, оттого, что вынужден терпеть её жалость. Сверлило отчаянье: теперь он обуза, беспомощный инвалид, измученный бесконечными операциями, от которого только думалка и осталась. Может поэтому, стиснул зубы, и сделал невозможное – назло врачебным прогнозам!

К тому времени, когда он поправился, сын уже поступил в военное училище. Пора было подумать о работе. Созвонился со старым приятелем, тот предложил преподавать в том самом училище. Съездил к нему, договорился. А вернувшись домой, услышал разговор жены по телефону. Она говорила взволнованно, поэтому не слышала, как он зашёл. И он понял, что говорит она с любовником, и что любовник – тот старый приятель, с которым беседовал в кабинете всего час назад. Вот всё и сложилось, все разрозненные кусочки собрались в одно. И кривоватые улыбки сына, когда тот приходил домой, и то, как Игорь отмалчивался в разговоре, а последнее время стал избегать отца. А он-то думал, что сам… Всё оказалось милостыней убогому! И самое страшное – сын! Слава богу, нормальный мужик вырос, раз перестал уважать такого отца. Ему с детства говорили – папа герой! «Есть такая профессия – Родину защищать!» И вот папа вернулся… И дело не в том, что инвалид, а в том, что – трус! Закрыл как китайская обезьяна рот, уши и глаза, получает свою пайку и молчит в тряпочку – только бы милостью не обошли!

Развернулся и ушёл, тихо притворив за собой дверь. В тот же день, недолго думая, устроился плотником в общагу на другом конце города. Месяц жил в какой-то подсобке, потом дали комнату. Начал обустраиваться.

Жена через сколько-то его разыскала, но разговора не получилось.

-- Ты об Игоре подумал?!! – кричала она, шагая из угла в угол, опахивая ароматом дорогих духов.

-- Только о нём и думал. Как и ты…

Да, только ради сына она выхаживала калеку-мужа, только ради него и прилетела сейчас -- возвращать беглеца. Не могла позволить себе потерять сыновнее уважение. Что скажешь – мать! Воистину – горше смерти женщина, сердце её силки, руки её оковы. Ласковой заботой в бараний рог скрутит и не поморщится!

-- Что ты молчишь?!! – она была в отчаянии, -- Что, бомжем жить лучше? А ты знаешь, каково мне теперь Игорю в глаза смотреть – отец из дома ушёл?!

Медленно поднял на неё спокойный взгляд.

-- А как раньше смотрела?

Она стушевалась. Красивая. Уже обозначились морщины, но… хороша! Присела напротив.

-- Чего ты хочешь?

-- Хочу, чтоб Игорь знал, отец – не прихлебатель при твоём любовнике! – подал ей пальто,  -- Поезжай домой, а то стемнеет скоро.

Она помедлила, молча накинула пальто, и уже взявшись за ручку двери, обернулась:

-- Ты разведёшься со мной?

-- Видно будет…

Лариса была потрясена! То, что она расценила как сломленность и нежелание бороться, оказалось проявлением характера и неимоверной силы воли! Каково же было начинать с нуля, будучи инвалидом! Она вдруг вспомнила, каким увидела его впервые. Неприметный, в старенькой куртейке, лишь глаза слишком проницательные…

Набросив на плечи шубу, вышла на крыльцо.

Вот и всё! Вдохнула полной грудью. На землю мягко ложился крупный снег. Будто баюкая, кружились в свете лампочки снежинки, шептали о чём-то своём, неслышно оседая на ресницах. Вот и всё! Вот и нашла то, за чем ехала. В трёх потёртых тетрадках: и утешение, и напутствие. Прочла их, и будто волшебной водицы из сказок, что силу даёт богатырскую, досыта напилась. Не замечая времени, стояла, глядя на опускающийся из ночной бездны снег. Дышалось легко!

Вдруг с крыши стайки – чуть не в руки! – с шумом скатился мохнатый комок и отпрыгнул в сугроб! Котяра! Выбрался из снега, отряхнулся. И такая при этом у него была изумлённая морда! Заснул что ли на крыше, да и свалился во сне?! Лариса рассмеялась легко и простодушно как не смеялась уже давно! Кот недовольно глянул в её сторону, и неожиданно, взбежав на крыльцо, остановился у двери, ворчливо мяукнув, мол, открывай!

-- Ну, ты нахал! – прыснула она, -- А не пущу, что делать будешь?

Кот потряс одноухой головой и степенно присел, приготовившись к долгому ожиданию. Через всю морду у него шёл шрам, оттого выражение было упрямым, непокорчивым – одним словом, бандит. Такого только пусти и завтра же не он у тебя, а ты у него в доме жить будешь! Лариса усмехнулась.

-- Ладно, считай, что купил меня! Но смотри, напакостишь, вышвырну!

Наутро она позвонила родным Александра Иваныча. Не стала вдаваться в подробности, просто сообщила о смерти.

Пока ждала приезда родственников, продолжала вести хозяйство. Легко дышалось! Отпустила прошлое, перевернула страницу! Да и мохнатый постоялец радовал. Как-никак, а не одна в доме! Имя ему дала Пират и удивилась, когда он стал приходить на зов. Хотя, с такой мордой, другого прозвища и быть не могло!

Через пару дней приехал Игорь, сын Александра Иваныча. Он приехал явно с намерением навести тут порядок – выселить незнакомую тётку из отцовского дома. Но и выглядеть неблагодарным не хотел, всё-таки она отца похоронила.  От этой двоякости он держался несколько натянуто. Лариса сделала вид, что не замечает этого, накормила обедом, затем проводила на кладбище. По дороге молчали. Показала могилу, и отошла в сторонку, чтоб не смущать, понимая, что слишком противоречивые чувства сейчас одолевают Игоря.

Он там пробыл недолго, положил цветы… На обратном пути заговорил:

-- Можно поинтересоваться?

-- Чем?

-- Давно у вас с отцом?

-- Что ты имеешь в виду?

Он не ответил, лишь вопросительно взглянул на неё.

-- Знакомство — не очень. Я его живым лишь два раза и видела.

-- Вот как?! – Он удивлённо поднял бровь. – Что же тогда вас связывало?

-- Четыре дешёвых сигаретки.

-- Как это?

-- Неважно.

Через несколько шагов она остановилась.

-- Ты, верно, думал, увидишь Фёклу, которая к инвалиду из-за пенсии пристроилась? Или пьянь какую, которая сразу прибедняться начнёт, деньги за похороны требовать, цену набивать?

Он помедлил.

-- Честно говоря, да.

-- Так вот, денег я твоих не возьму, а дом освободить могу хоть сейчас.

-- Ну, зачем же так… бескомпромиссно?

-- А зачем как-то иначе?

Он хмыкнул: -- Действительно…

Дома Лариса вручила Игорю документы. Но, кладя на стол дневники, попросила:

-- Позволь мне скопировать содержимое этих тетрадей.

-- Что это?

-- Личные записи твоего отца. Я даже могу расписку написать, что никогда…

-- Нет. – Отрезал он. – Пока не прочту, не могу этого разрешить.

Он взял документы и ушёл в комнату.

Наутро поднялась затемно. Игорь спал. Рядом с диваном валялась недочитанная последняя тетрадь. Да, жаль, что нельзя взять с собой… Но ведь всё написанное уже впечаталось, если не в мозг, то в сердце. Лариса наскоро попила чаю, оделась, и подхватив сумку, вышла из дома.

На станцию попала к открытию автобусной кассы, купила билет и вышла на улицу. До отхода автобуса оставался почти час. Она порадовалась своей тёплой шубе, мягкому снегу, и зарывшись в воротник, уютно устроилась на скамеечке. Не хотелось находиться в помещении. Так прошло минут сорок. На станции зашевелились люди, торопились на электричку, на автобусы.

И вдруг среди разного шума ей послышалось мяуканье. С любопытством огляделась… и увидела Пирата! Он отчаянно пробирался к ней через сугроб!

-- Как ты здесь очутился? – только и вымолвила она.

Кот же, неожиданно прыгнул ей на колени! Лариса, несколько обескураженная, приласкала его и хотела опустить на землю, но он так вцепился ей в воротник, что оторвать было невозможно! Уже подъехал автобус, люди стали садиться, а она всё никак не могла справиться с котом!

-- …Ну, не могу я тебя взять с собой!.. Да что же это такое?!.. Господи!..

-- Давайте его мне. – раздался за спиной мужской голос.

Она повернулась и увидела Игоря.

-- Вы?!

-- Я. – он аккуратно и ловко отцепил кота, и сунул его себе подмышку: – Спасибо вам, Лариса. И, знаете что... -- он достал из кармана ключи и вложил ей в ладонь. -- Вот, возьмите.

-- Что это? Зачем?

-- Я думаю, они вам пригодятся. Теперь это и ваш дом тоже.

Он перехватил в другую руку отчаянно сопротивляющегося Пирата и пошёл прочь от остановки. Отойдя, обернулся и махнул  рукой вслед отъезжавшему автобусу.

Дополнительная информация